Дверь на балкон



История из сети, автор напечатал на сайте я плакал и просит советов.

История, которую я вам расскажу, не дает мне покоя до сих пор. Зачем я пишу это сюда? Все, что мне нужно - узнать ответы. Честно, я перестал бояться быть высмеянным. Кто-то сочтет меня за сумасшедшего? Ничего страшного. В моей ситуации, терять особо-то и не чего. В конце концов, любая информация, даже ничтожная зацепка о причинах всего того, что произошло со мной, может спасти мне жизнь.

Уже год я просыпаюсь по ночам от кошмаров, сплю за закрытой дверью и со включенным светом в спальне.

Каждый раз перед сном, я запираю дверь в спальню на два замка и одну створку, и это при всем том, что живу я один.

Я стал через чур раздражительным, мало с кем общаюсь и каждый вечер, запираясь в своей спальне, выпиваю не меньше пяти стопок водки, чтобы хоть как-то успокоить нервы и не бояться закрыть глаза.

Вы, наверное, спросите: мол, а не дурак ли ты случаем? Может быть и так…

Началось все чуть больше года назад, с переезда на новую квартиру. Да, она была в старом доме, да, далеко от центра, и да, пришлось влезать в кредит, чтобы ее купить.

Но, если честно, в тот момент я был чертовки рад своему собственному жилью. Все-таки, две комнаты, просторная кухня, достаточный для проживания минимум техники и мебели, хоть и не новой, но все-таки – чем не счастье для одинокого молодого человека? Ремонт я делал своими руками, медленно, но верно приводя в порядок все аспекты моего скромного жилища: сантехнику поменял почти всю, заменил электропроводку, подлатал мебель. Из техники пришлось поменять только стиральную машинку, и то, старая была в рабочем состоянии, но на режиме «отжим», по всему дому стоял такой визг и грохот, машинка так сильно лязгала о кафель, что казалось в ванной комнате происходило что-то не менее эпическое, чем решающая битва автоботов с десептиконами. Естественно, ни меня ни соседей это не устраивало, отсюда – еще один кредит, и новая, блестящая стиралка встала на место своей буйной предшественницы.

А вот разобрать хлам на балконе долгое время не доходили руки. Тем более – чужой хлам. Оставленный бывшими хозяевами, теперь уже моей квартиры, он представлял из себя целую гору (в буквальном смысле) из древних стройматериалов, картонных коробок с книгами и одеждой, обуви, инструмента и прочего откровенного дерьма, которое под лозунгом «потом пригодится» не донесли до помойки.

Кто-то другой на моем месте, возможно, был бы и рад покопаться на этой свалке в поисках ценных советских раритетов и всяких винтажных штучек, однако для меня уборка на балконе представляла из себя исключительно один из самых неприятных и безрадостных способов спустить выходной день на ветер.

С момента моего переезда в новую квартиру в марте, я успешно справлялся с задачей игнорирования балконного хлама, до тех пор, пока не наступило лето. Из-за жары, возникла необходимость постоянного проветривания помещения, балконное окно, естественно, открывалось вовнутрь, но из-за хлама, копившегося годами, или даже десятками лет, его невозможно было открыть даже наполовину.

Что ж, встав пораньше в субботний день и подготовив целую кучу бездонных мусорных мешков, я шагнул на встречу своей судьбе.

Выкидывал я практически все, на что падал взгляд. Кассетный магнитофон? Ух ты! Без единой кнопки, с разломанным пластиковым корпусом. Какая полезная вещь! Отправляйся-ка в мешок, дружок.

Порванный резиновый сапог. Один. Для каких целей его оставили? Что может случиться такого, какая должна произойти ситуация, что бы в конце можно было сказать : «Боже мой, какое счастье! Как хорошо, что я не выкинул тот единственный рваный резиновый сапог! Если бы не он, мы бы определенно все померли!»… Целая коробка с газетами бесплатных объявлений. На фоне всего остального, это еще не самая бесполезная вещь. По крайней мере, можно откапать с самого дна самую старую газету, и, утерев рукавом скупую слезу, взглянуть что и почем продавали десять лет назад и … выкинуть ее нахрен, следом за всем остальным ненужным хламом!

Час за часом, мешок за мешком я разгребал от мусора несчастные три квадратных метра.

Семь огромных мешков мусора, и всего четыре полезных предмета: относительно неплохая летняя удочка, велосипедный насос, динамо-фонарь и набор из одиннадцати столовых приборов с символикой олимпиады восьмидесятого года. Даже я был удивлен такому соотношению полезных вещей к ненужному хламу. После того, как последний пластиковый мешок нашел свое место на помойке, я отправился домой, для того что бы выкинуть последнее, что хоть как-то напоминало о существовавшем ранее хламе на балконе – старый, пыльный и прожженный в нескольких местах ковер, висевший на смежной с соседским балконом стене.

Как оказалось, висел он там не просто так. Сначала я удивился, увидев за ним деревянную дверь, ведущую на балкон соседей. Да, я знал, что раньше, во времена Советского Союза, соседние балконы соединялись пожарной лестницей, но про двери с одного балкона на другой – я не слышал.

Тем же вечером, я вышел на улицу и убедился, что никакой мистики нет: абсолютно все балконы соединены между собой такими дверями, а крайний в каждом ряду на этаже балкон имеет люк и пожарную лестницу. Это достаточно логичная конструкция: так, через соседские балконы, можно было добраться в другой конец дома и спуститься по лестнице вниз, в случае пожара или какого-либо ЧП. На каждом балконе было две таких двери, на моем, поскольку он был угловым – всего одна. Погуглив этот вопрос, я еще больше успокоился: такая планировка действительно имела место, и, хоть не была распространена достаточно широко, частенько использовалась при строительстве. Позднее, правда, от нее отказались, ведь после развала союза все резко перестали быть друг другу верными друзьями и товарищами и никто не хотел видеть у себя на балконе соседа. Поэтому частенько проемы закладывались кирпичом. В моем случае, видимо, достаточно было просто спрятать дверь за ковром. И, если бывшего хозяина квартиры такой вариант более чем устраивал, то меня – совсем никак.

Что ж, план родился сам по себе: нужно было разговаривать с соседями, убирать дверь, да и закладывать проем кирпичом. Это, конечно, затратно, но и оставлять все так, как есть – тоже не выход.

На следующий день, я, полный решимости, стоял у двери соседей. Однако, ни в этот день, ни на следующий, ни через неделю мне так никто не открыл. Более того, создавалось ощущение, что в соседней квартире никто уже давно не живет. Это предположение подтвердили старожилы дома.

Ветхая бабка – моя соседка снизу, оказалась весьма гостеприимной. Пригласила на чай, угостила домашними пирожками и поведала, что в квартире уже лет пять как никто не живет. До этого, там, вроде как, жила молодая семья, лет десять вдвоем жили, а как у них ребенок появился - как-то резко уехали, и месяца не прошло. С тех пор квартира и пустует.

Ну, это было как минимум мне на руку: раз отпала необходимость договариваться с соседями, стало быть, ничего не мешало мне совершить задуманное самостоятельно.

Очередной выходной день. Десять часов утра: то время, когда большая часть дома уже проснулась. Конечно, остальные несчастные, особенно те, кто отмечал всеми силами окончание рабочей недели, вынуждены менять свои планы с «поспать до обеда», на «с больной головой материть соседа с кувалдой» но, что поделать? Работа предстояла серьезная: вынести к чертям старую дверь, убрать мусор, встретить грузовик с кирпичами и цементом, поднять все добро к себе на этаж, ну и, естественно, успеть до вечера заложить ровненькой кладкой злосчастный дверной проем.

Следуя первой части плана, я стал выбивать дверь. Честно признаться: справился я с этой задачей гораздо быстрей, чем планировал. Уже со второго удара, то, что раньше было похоже на деревянную дверь, превратилось в пыльную и гнилую труху.

Снова мой любимый бездонный черный пластиковый мешок. Еще какое-то время ушло на очистку балкона от остатков мусора.

Итак, до доставки стройматериалов оставалось еще около полутра часов. Теперь никакой преграды между моим и соседским балконом не было и, любопытство взяло верх, поэтому я зашел на последний.

Вещей на нем практически не было, только какой-то мусор, покрытый сантиметровым слоем пыли. Каждый мой шаг вглубь чужого балкона, оставлял четкий след от подошвы на полу.

Стекло, между балконом и квартирой, было настолько грязное и пыльное, что через него не было видно абсолютно ничего, даже если прижаться лицом к нему вплотную.

Помедлив пару секунд, (все-таки, это может расцениваться как воровство, или взлом) я попробовал дернуть за ручку двери в квартиру соседей. Сначала легонько, потом сильней – результат был один: дверь закрыта изнутри. Ну что ж, не очень-то и хотелось.

Я вернулся в свою квартиру и дождался своих строй материалов.

Кирпичная кладка была готова уже к ужину: получилось вполне себе не дурно. Кирпичи лежали ровненько, оставалось только дождаться того момента, пока цемент высохнет, чтобы замазать проем, да и забыть о нем навсегда.

С этого момента, собственно, и началась вся та херня, о которой я и хотел рассказать.

В тот же день, проснувшись ночью, чтобы справить естественную нужду, я заметил кое-что странное.

Шум. Какой-то неестественный, противный и мерзкий. Чем ближе я подходил к своей кровати, тем, казалось, громче он становился. Когда я прислушался, было очень похоже, что доносится он из пустой соседней квартиры. Не знаю, как это описать. Как будто кто-то храпел, набрав в рот воды, что ли. Было и какое-то похрюкивание, и сопение, и бульканье. В целом, не придав этому никакого значения, я лег спать дальше. В конце концов, может быть, это действительно храпит, например, бабулька снизу? Всякое может быть.

А вот на утро, когда я поперся на балкон, чтобы закончить начатое, меня ждал весьма неприятный сюрприз: сверху двери, кладка частично была разрушена. При чем кирпича на моем балконе не было: складывалось ощущение, как будто ее разобрали с обратной стороны, т.е. со стороны квартиры, в которой давно никто не живет!

На этом месте, конечно, я не думал ни о какой чертовщине. Первая логичная мысль: во всем виноваты мои руки из задницы. Может недостаточно вязкую смесь развел, или что-то не так положил. По крайней мере, это был не первый случай, когда у меня не получалось сделать что-то с первого раза.

Так или иначе, проблема была неприятной: всю «косметику» пришлось перенести на другой день, заново заложить кирпичом (благо оставалось немного «про запас») отверстие, и в ожидании высыхании смеси, посвятить оставшуюся часть выходного дня чему-то другому.

А вот события следующих двух дней стали для меня просто шокирующими.

На утро понедельника, я вышел на балкон, и что я увидел? Да, снова дыра в кладке.

И это, мать его, уже было не смешно. Я абсолютно не имел никакого представления, чем могла быть вызвана такая проблема.

Так или иначе, уже вечером, придя с работы, я потратил еще несколько часов, чтобы заново заложить эту дыру кирпичами. И, для того что бы разобраться с причиной, почему кирпичи выпадают, я поставил на балкон табурет, на который закрепил камеру. Я включил на ней ночной режим съемки, и выставил программу, делающую снимок при фиксации движения.

Уже лежа в кровать, меня не покидало чувство тревоги. Мне казалось, что я снова слышу тот противный звук, правда на этот раз было ощущение, что он действительно доносится снизу, из квартиры соседки-бабульки.

Вся эта ситуация не давала мне покоя, я всеми фибрами души чувствовал, что есть что-то ненормальное во всем происходящем. Тот момент, когда тебе страшно, но ты не знаешь из-за чего. Иррациональный страх. Бояться опасности, которую ты видишь – автомобильной катастрофы, теракта, или какого-нибудь маньяка – это одно. А когда ты боишься закрыть глаза из-за того, что открыв их, ты можешь увидеть что-то такое, чего ты увидеть не должен – это совсем другое.

Сон в ту ночь снился до боли странный. Настолько, что запомнился до мельчайших деталей.

Я шел ночью, по абсолютно незнакомой улице, засыпанной снегом. Вокруг были высотки в которых не горело ни одно из окон. Пара одиноких фонарей создавали крохотные островки света. Чувство тревоги. Я знал, что в этом месте я только один. Становилось холодней, сугробы под ногами росли. Ветер усилился и не давал дышать. В поисках укрытия я зашел в первую попавшуюся многоэтажку.

Абсолютно черный подъезд, мусор на полу и зияющая пустота в том месте, где должны находиться дверцы лифта.

Я подымался по ступеням, а последние то и дело рушились, обрезая обратный путь.

Впереди появился свет из одной из квартир. Что-то вело меня прямо туда. Сердце стучало в висках, страх был настолько силен, что я начал плакать. Слезы катились по щекам, но я все шел и шел.

Изнутри квартира представляла из себя жуткую смесь: металлический каркас был со всех сторон обернут плотью. Кровь капала с потолка.

Меня тащило в самый темный угол. Там кто-то был. Что-то маленькое, злое и мерзкое. Я не мог сфокусировать на нем взгляд.

А потом как будто все замерло. Зазвенело в ушах, казалось, что даже сердце перестало биться.

Я видел самого себя, лежащего в кровати. Со стороны стены, к моему телу ползло что-то отвратительное, как будто состоящее из одних только кишок и внутренностей. Переваливалось, кряхтело и булькало.

И в тот момент, когда оно вплотную приблизилось ко мне – я проснулся.

Стоит ли говорить, что в тот день значение слова «выспался» ко мне было не применимо абсолютно? Свою небритую рожу в зеркале мне даже не хотелось видеть. Я подсознательно нарочно долго делал все утренние дела. Дольше мылся, дольше чистил зубы, дольше готовил завтрак и пил кофе. Какое-то шестое чувство говорило мне : «хей, не нужно лезть на балкон – нет там ничего хорошего». Я всеми силами оттягивал этот момент.

Да… Я, наверное, даже не удивился. Дыра, на этот раз, даже стала больше.

Позвонив начальнику, я отпросился с работы. То, что казалось нелепой шуткой, перерастало в серьезную проблему.

Налив себе крепкий кофе, я подключил карту памяти к своему ноутбуку.

Как оказалось, за ночь камера сделала всего несколько снимков. До четырех ночи все было нормально. Первый снимок был сделан примерно в пятнадцать минут пятого, и на нем, в принципе, ничего необычного.
$IMAGE1$
А вот потом, судя по фотографиям, стала твориться абсолютная чертовщина: я смотрел, как кадр за кадром, кирпич за кирпичом падают в темноту дверного проема. Какая-то неведомая сила по чуть-чуть расшатывала их, это было видно по слабым движениям на снимках, а потом резко выхватывала кирпич. Всего 18 снимков. Последний кирпич исчез в 5:14, практически через час, после первого. Это было на 17ой фотографии. Больше часа ничего не происходило. А затем камера сделала последний, 18ый снимок. Вот он.


Сказать что я обосрался – это ничего не сказать. Я долго всматривался в фотографию, и с каждой секундой у меня дико росло желание все бросить и свалить подальше от этой квартиры к херам собачьим.

Однако, взяв себя в руки, я решил, что это всего лишь какой-то глюк камеры, или может быть всего лишь замысловатая игра теней. Верить в то, что за стеной обитает какая-то хрень, которая каждую ночь пытается забраться ко мне в квартиру – что может быть глупей?

Я решил, что в последний раз заделываю дыру, и, если она снова появится – валю из этого дома со всех ног.

Собравшись с силами, я отправился на ближайшую стройку, где за пол-литра водки выменял себе еще два десятка кирпичей, при чем даже с доставкой до дома. В этот раз я не жалел цемента.

Правда, на этот раз камеру я решил не ставить – будет лучше, если снова увидев привычную дыру, я просто-напросто соберу свои вещи и уеду, чем опять буду просматривать эти пугающие кадры. Воистину: меньше знаешь…

Каково же было мое удивление, когда на следующее утро кирпичная кладка была в том виде, в котором я оставил ее накануне вечером.

Это было самое настоящее облегчение. В тот момент я даже почувствовал себя дураком: испугался какой-то хрени настолько, что даже из собственной квартиры валить задумал! Дибил, не иначе.

В тот день я ушел на работу с отличным настроением.

Действительно, никакой дыры не появилось ни на следующий день, ни после этого. Я со спокойной совестью доделал ремонт на балконе и все прошедшие события напоминали просто глупую историю.

Но, как вы понимаете, радоваться я начал рано.

С того момента, каждую ночь, я жутко не высыпался. Так, будто я и не спал вообще. Болела голова, ломили кости и спина. Синяки под глазами и красные глаза. На работе вообще не мог делать ничего. Спотыкался на каждом шагу, глаза закрывались сами по себе. Долго так продолжаться не могло, я прекрасно понимал, что-либо я где-нибудь получу травму, либо меня банально уволят, потому что с делами я справлялся из рук вон плохо.

Врачи разводили руками, выписывали снотворное и успокоительные таблетки, говорили про нервное перенапряжение, и даже подписали больничный.

Несколько дней я лежал дома и даже не вставал с кровати – но чувство всепоглощающей усталости не отставало. Сколько бы я ни спал – я не мог выспаться. От этого я лез на стены.

Каждой ночью я слышал этот жуткий звук. Каждый раз он казался все ближе и ближе, и словно уже кто-то дышал мне прям над ухом. Это хлюпанье, пыхтение и храп… Он преследовал меня даже днем. Честно признаться, я думал, что схожу с ума.

Пытаясь хоть как-то убить свободное время и отвлечься, я стал собирать информацию о соседской квартире. Не знаю почему, может быть я подсознательно понимал, что от нее все проблемы? Не знаю.

Информации было кране мало, можно сказать, практически никакой.

Те крупицы, что мне удалось найти, были даже не в открытом доступе.

Мне удалось узнать, что обитавшая в той квартире семья действительно долгое время не могла заиметь ребенка. Практически после десяти лет совместной жизни, им наконец-таки это удалось.

А потом случилось страшное: примерно через месяц, после того как родился ребенок, он просто пропал. Прямо из своей кроватки. Об этом рассказывали всего лишь две небольшие заметки из местных, не очень известных газет.

Расследование дела, как оказалось, ничего не дало. Ребенка не нашли ни через неделю, ни через месяц. Семья переехала из квартиры куда-то в деревню, и, на этом, собственно, вся информация и кончалась. Ни имен, ни фамилий.

Тем временем мне становилось все хуже: в одну из ночей, я почувствовал, как сдавливает грудь. Температура была выше 39. Пот лился в таком количестве, что простынь подо мной можно было выжимать. Сердце выпрыгивало из груди – я испугался не на шутку и вызвал скорую.

В тот же день, лежа на больничной койке, под капельницей, мне в первый раз за все это время, удалось нормально выспаться.

И на следующий день – тоже. На третьи сутки, я, кажется, стал понимать, что происходит.

Придя к себе домой, после выписки, я обнаружил, что на балконе весь проем был разобран до кирпичика. Да, это меня испугало, но я все равно не собирался долго оставаться в этой квартире.

Я просто поставил камеру. К себе в спальню, где стояла моя кровать, а за стеной находилась та самая, злосчастная квартира. Все то же самое, что и раньше: ночная съемка, и фото на движение.

После этого, собрав самые необходимые вещи, я отправился ночевать в ближайший хостел. Спал я, на удивление, хорошо.

Ну а на утро, я вернулся в квартиру, и стал отсматривать снимки, сделанные камерой. Их было всего четыре. На первом, на стене появляется рябь, словно она не из кирпича сделана, а из воды. На второй, рябь усиливается, в комнате становится темней. На третьей, что-то мерзкое появляется из этой ряби. Ну а на четвертой… Чего рассказывать? Вот это фото…

Знаете, я даже не стал долго собирать вещи. Только самое важное: ноутбук, документы, немного одежды, да и все то, что попалось под руку, в тот момент, когда я упаковывал чемодан.

С тех пор прошло уже приличное время.

Я с горем пополам, потеряв целую кучу времени и денег продал квартиру. Нет, я совсем не расстраиваюсь по этому поводу.

Более того, я даже перебрался в другой город. Нашел другую работу, опять же, потерял кучу денег, но да хрен с ними, с этими бумажками.

Больше всего меня пугает то, что я, живя за тысячу километров, от той проклятой квартиры, засыпая, снова стал слышать те звуки. Совсем издалека, как будто с улицы. Но это убивает меня. Мне жутко. Я сплю за закрытой дверью, хоть и не верю, что мне это поможет.

Я пью, перед сном, ведь если от этого не сбежать, что мне остается еще? Я стал нервным и совсем плохо сплю. Этой ночью я слышал эти звуки совсем близко, и я просто не знаю, что мне делать…

Я не знаю, какие вы выводы сделаете из того, что я написал, потому что вопросов гораздо больше, чем ответов, но, умоляю, если вы знаете что это, и как с ним бороться, скажите мне, я больше так не могу…
Категория: Не выдуманные истории | Просмотров: 67 | Добавил: viper | Рейтинг: 5.0/1


Похожие материалы:




Всего комментариев: 1
avatar
0
1 Ralana • 17:20, 11.07.2017
История - Класс!
Имя *:
Email *:
Код *: